Пятигорск. Курорт у пяти великих гор

Вторник, 3 февраля 2015 г.
Просмотров: 21985
Подписаться на комментарии по RSS
Метки: Пятигорск, Пятигорье, Кисловодск

Пятигорск. Курорт у пяти великих гор

В легендарной "Книге большому чертежу", то есть в подробном описании карты России, составленной в 1627 году, читаем: "А ниже Курпы реки верст 20 пал в Терек с правой стороны колодезь горячий. А ниже Баксана реки – река Палк 20 верст; а сошлися те 4 реки в одно место и оттого потекла одна река Белая, а по тем рекам  земля Пятигорских черкас, колодезь горячий". Горячие колодези – читай, минеральные источники, которые в те поры били на земле Пятигорских черкес. Это ли не повод рассказать о знаменитых российских курортах?

 

От Петра до Екатерины

 

Для начала определимся на местности. К региону Кавказских Минеральных Вод принято относить 5,3 квадратных километров (что, заметим в скобках, лишь немногим меньше всей республики Адыгея), расположенных в трёх субъектах Российской Федерации. В Ставропольском крае находятся главные и прославленные курорты –  Пятигорск, Кисловодск, Ессентуки, Железноводск.

В Кабардино-Балкарии, на границе со Ставропольем плещется озеро Тамбукан с его полутора миллионами лечебной грязи на дне.  А в Карачаево-Черкесии находится зона формирования минеральных источников – тех самых горячих колодезей, что издавна привлекали сюда болящих.  

Слух о местных "горячих" и исцеляющих хвори водах шёл по всей Руси великой и достиг в конце концов ушей царя-реформатора Петра Великого. Он откомандировал на Кавказ доктора Готлиба Шобера, и учёный немец не подвёл – обнаружил-таки и описал "теплицы святого Петра" на Тереке недалече от нынешнего  города Грозного.

До источников на землях бештаугорских черкес лейб-медик Петра I не доехал, но услышал о них от местных верных людей:  "Находится еще больше теплиц в сей стране да и почти только на два или три езды от вышеописанных. Также есть в Черкесской земле изрядно кислой родник".

 

Фото: Этнографическая экспедиция Петербург-Пятигорск

Фото: Этнографическая экспедиция "Петербург-Пятигорск". Проект Российского этнографического музея.

 

Готлиб Шобер путешествовал по Кавказу в 1717 году. Сотворить на месте Кавминвод полюбившийся в дальних землях Карлсбад царю Петру не удалось – не успел, скончался. Через полвека с лишком дело продолжила императрица Екатерина: из Академии наук откомандировали обследовать Кавказ Иоганна Антона Гюльденштедта. Доктор медицины с поручением справился и даже поставил на минеральных источниках Северного Кавказа несколько медицинских экспериментов.

Еще через двадцать лет после Гюльденштедта (матушка-Екатерина еще была жива) на Северный Кавказ изучать горячие воды отправился Петер Симон Паллас – бывший учитель естествознания царицыных внуков. И третий немец подряд подтвердил необыковенную лечебную ценность кавказских минеральных вод.

Пятигорск. Курорт у пяти великих гор

 






Кислые, Горячие, Железные

Кисловодск. Ресторация и источник нарзана.
Литография первой половины XIX в.
 

 

Доклад Палласа произвел впечатление в Академии наук. Еще  с пяток химиков, аптекарей и штаб-лекарей взяли очередные анализы и лишний раз убедились, что минеральные воды годятся для лечения. Улита ехала неспешно, но в 1803 году, наконец, доехала.  24 апреля помянутого года тот самый, хорошо выученный Палласом внук Екатерины, ставший к этому времени русским самодержцем Александром I, подписал рескрипт ин­спектору Кавказской линии, Астраханскому губернатору и главноуправляющему в Грузии князю Павлу Дмитриевичу Цицианову "О при­знании государственного значения лечебной местности Кав­казских Минеральных Вод и необходимости их устройства". Именно от этой даты сегодня отсчитывают историю курортов Кавказских Минеральных вод.

 

Александр Суворов  

<< Генералиссимус Александр Суворов, стоявший у истоков Пятигорска

 

У всех прославленных курортов схожие судьбы. Крепость Константиногорскую, из которой потом вырос Пятигорск, закладывал на берегу реки Подкумок великий Александр Суворов.

Она, как и прочие здешние поселения – крепости и редуты – входила в Азово-Моздокскую укреплённую линию – форпост России на южных рубежах. Простые российские солдаты, служившие в крепости обнаружили пользительные для здоровья источники совершенно независимо от заезжих учёных.

Отслуживши свой срок, они селились тут же у целебных ключей.  Но и без заезжих опять не обошлось: в 1809 году на Кавказ в район минеральных вод приехал знаменитый доктор Федор Петрович Гааз.

Тот самый, спешивший делать добро доктор обнаружил доселе не замеченные минеральные источники в районе Пятигорска, к примеру Елизаветинский "кислосерный"и открыл прежде не изведанные лечебные воды в Железноводске и Ессентуках.  И попутно основал курортологию, как науку – то есть научил правильно лечиться этими самыми целительными водами.

 

Вид Пятигорска. Рис. М.Ю. Лермонтова. Масло, 1837
Вид Пятигорска. Рис. М.Ю. Лермонтова. Масло, 1837


Кисловодская крепость куда моложе Константиногорской. Укрепление там, "где находятся у Кавказских гор кислые воды", царь Александр I приказал возвести всего-то за пару месяцев до того, как решил учредить курорты. И здесь первыми жителями стали выслужившие срок ветераны. Приметно, что одна из первых улиц называлась Кабардинской – по имени полка, который перестраивал крепость в 1812 году.

И Ессентуки родились как военно-пограничный редут. А в курорт превратились  после того как местные казаки рассказали доктору Гаазу о том, что казачьи лошади повадились пить из минеральных ключей неподалёку. И только у Железноводска нет крепостного прошлого: просто кабардинский князь Исмаил-Бей Атажукин, светский образованный красавец, полковник и георгиевский кавалер, помог доктору Гаазу обнаружить на склоне Железной горы два минеральных источника.

 

Пятигорск. Курорт у пяти великих гор

 





От дикого леса до настоящего курорта

Бастион Кисловодской крепости. Акварель И. Я. Мейера. 1840 гг.

 

"Жалею, мой друг, что ты со мною вместе не видел великолепную цепь этих гор, ледяные их вершины, которые издали на ясной заре кажутся странными облаками, разноцветными и неподвижными...; жалею, что не всходил со мною на острый верх пятихолмного Бешту, Машука, Железной горы, Каменной и Змеиной", – писал брату Льву совсем молоденький Александр Пушкин, который вместе с семьёй генерала Раевского полечился здесь и на Кислых, и на Горячих, и на Железных водах.

О том, как происходило лечение,  первейший русский поэт рассказал лаконично, причем гораздо позже, в "Путешествии в Арзрум: "… мы черпали кипучую воду ковшиком из коры или дном разбитой бутылки".

Куда красноречивее первейший российский композитор Михаил Глинка. Его впечатления звучат музыкой:

"Вид Пятигорска в то время был совершенно дикий. Вскоре по приезде мы приступили к лечению, то есть начали брать теплые серные ванны и пить воду из так называемого кислосерного источника. Впоследствии я купался, или лучше, варили меня в ванне, высеченной еще черкесами в камне, откуда шла струя серной воды в 37 или 38° по Реомюру.

Взявши несколько ванн кислосерных, направлялись мы на железные воды, расположенные посреди лесов, на площадке на половине горы. Местоположение этих вод дикое, но чрезвычайно живописное. Был тогда один только деревянный дом для помещения пользующихся: кто не находил там прибежища, разбивал палатку из войлока, и ночью, когда мелькали огоньки, площадка эта походила на кочевье диких воинов... После нескольких ванн железной воды в 32° по Реомюру мы отправлялись в Кисловодск и, помнится, ехали с конвоем и пушкою... И здесь надлежало пить воду и купаться в нарзане (8° по Реомюру)..."

 

Виды Пятигорска. Акварель И. Я. Мейера. 1843
Виды Пятигорска. Акварель И. Я. Мейера. 1843

 

Но лечиться в дикости оставалось недолго: ко времени вояжей знаменитостей главнокомандующим гражданской частью на Кавказе и в Астраханской губернии уже назначен был Алексей Петрович Ермолов. Воистину эффективный для Кавказа руководитель: он строил дороги и города, развивал промышленность и торговлю. И кавказские курорты тоже не остались без попечения.

Стараниями генерала на местных минводах открылись настоящие лечебницы, гостиницы, ресторации, обустроились парки. Из крепости Кислые воды получился великолепный курорт Кисловодск, отстроился Горячеводск, уже после отставки Ермолова перекрещенный в Пятигорск. Еще через двадцать лет минеральные воды впервые разлили в бутылки и отправили в Москву, Санкт-Петербург, Тифлис.


Кисловодск. Источник Нарзан. Литография XIX века








Вода адыгских богатырей

Кисловодск. Источник Нарзан. Литография XIX века

 

То, что в бутылках, достойно отдельных восторгов. Взять хоть тот, описанный Готлибом Шобером, "кислой родник". Осип Мандельштам называл его воду лучшей марки шампанским и писал, что на языке местных народов его название означает "богатырь-вода".

Дополним большого поэта: "нарт санэ" действительно напиток богатырей, если переводить с кабардинского. Русский язык превратил "нарт санэ" в  "нарзан" и сделал его нарицательным – синонимом лучшей минеральной воды. Кавказская легенда согласна: "Вода источника дает силу молодым, возвращает здоровье пожилым и красоту и любовь женщинам".

 

Вид на город Пятигорск

Вид на город Пятигорск. Фото: Википедия

 

"Ессентуки" – тоже легенда. В нем диво всё, начиная с названия: среди десятка версий есть даже экзотическая калмыцкая. Наука топонимика, впрочем, настаивает на адыгских корнях: Ессентуки это жилище некоего человека с адыгским именем Есан. А числа в названиях минеральных вод – "Ессентуки-4", "Ессентуки-17" – это памятник реальному человеку, профессору Петербургской Медико-хирургической Академии  Александру Петровичу Нелюбину.

Именно он, командированный в 1823 году на Кавказ изучать минеральные воды, открыл новые источники и тщательно их пронумеровал.

 

Автор текста: Ольга Дерико

 



сегодня
24 сентября 2017 года
 
В этот день
1993 г. – в России учреждена Комиссия по правам человека.
Родились:
991 г. – Ридада, легендарный князь касогов (черкесов).
1863 г. – Кильчуко Сижажев, певец, сочинитель и исполнитель адыгских народных песен.
1898 г. – Саид-паша аль-Муфти (Хабжоко), государственный и политический деятель Иорданского Хашимитского королевства, спикер парламента, премьер-министр, председатель Сената страны.
1948 г. – Руслан Семенов, кабардинский поэт, переводчик.
1961 г. – Аслан Карданов, кабардинский тележурналист.
Афиша
- На месте колючек колючки и вырастут
Вход для зарегистрированных пользователей
Забыли пароль?
вход
Регистрация