Баграт Шинкуба: "Из рода в род передается неугасающий огонь"

Среда, 3 сентября 2014 г.

Баграт Шинкуба:

"…Когда, будучи аспирантом-языковедом, занимался языками Северо-Западного Кавказа, я впервые узнал об убыхском языке – языке уже не существующего народа. Стал собирать материалы и по языку, и по истории убыхов. Наткнулся на сообщение норвежского ученого Фогта, зафиксировавшего, что на убыхском говорят всего 16 человек, и все они пожилые люди. Это меня потрясло! В этом потрясении –  корни замысла романа "Последний из ушедших", – писал Баграт Шинкуба. Шок от прикосновения к истории родственного народа породил знаменитый роман и создал замечательного писателя.

 

Наука и легенды

 

Лингвисты уверены: абхазские и адыгские языки родственны друг другу и вместе с убыхским языком образуют абхазо-адыгскую семью языков. Родственны и народы – по происхождению, по культуре, по языку. Исследователь абхазо-адыгских языков, кандидат филологических наук Баграт Васильевич Шинкуба, безусловно, мог привести в доказательство братства народов научные доводы. Но писатель пересилил лингвиста, и Шинкуба предпочел  поэтический аргумент –  легенду, которую слышал в Абхазии и в Кабарде. 

 

Вот эта притча в изложении классика:

"Рассказывают, что когда-то давным-давно повздорили друг с другом абхазы и адыги. Тотчас были избраны почетнейшие старцы, призванные восстановить мир между братьями. И вот что было сделано по их совету. На горной поляне были собраны сто абхазок и сто адыгских женщин. Каждая из них прижимала к груди своего младенца. И после того, как жрецы произнесли слова клятвы, каждая из этих женщин протянула своего сына другой, а та, в свою очередь, той, что стояла напротив. Двести матерей обменялись своими детьми, навсегда скрепляя народы братством и материнским молоком, навсегда отсекая нам все другие формы общения, кроме кровного родства. Вот тогда и прозвучала героическая песня "Пусть брат живет ради брата".

 

География и мифология

 

В названии крупного абхазского села Члоу слышится  название сочинского района Лоо.  Слух не обманывает: и названия связаны, и абазинский род Лоовы  – родня княжеской фамилии Ачба. Снова тесные узы братства, но село в самом сердце Абхазии на севере нынешнего Очамчирского района славно не только этим. Сюда, в эти места манит туристов сказочная Отапская пещера, которую еще называют пещерой Абрскила.

 

Баграт Шинкуба:

Первая школа в Члоу, родном селе народного поэта Абхазии, Адыгеи и Кабардино-Балкарии Баграта Шинкубы

 

По преданию разгневанный бог Анцва приказал приковать к стене пещеры непобедимого абхазского богатыря Абрскила вместе с его чудесным крылатым конем – арашем.  Ведь Абрскил –  это абхазский Прометей, он похитил огонь у богов и принес людям. Здесь говорят на абжуйском диалекте – именно он лег в основу современного литературного абхазского языка. И, наконец, в Члоу кроме обычного для сельских поселений Музея боевой славы есть Дом-музей Баграта Шинкубы – ведь Баграт Васильевич родился в Члоу. В лихие времена – между февралем и октябрем 1917-го.

 

В начале был фольклор

 

Баграт Шинкуба:

 

<<< Мать Баграта Шинкубы Джарымхан (сидит)

 

"Мои родные были трудолюбивыми кре­стьянами, но среди них не было ни одного грамотного. У нас в семье не было книг, они по­явились позже, когда я поступил в члоускую начальную школу", – писал Баграт Шинкуба в биографическом очерке "Путь к поэзии", который стал предисловием к сборнику стихов, вышедшему в 1959 году в Москве.

 

Первые познания о жизни, по его собственным словам, будущий поэт и прозаик черпал в творениях народа: сказках, народных песнях, легендах, которыми столь изобилен Кавказ.

 

Никто не вкладывал в детскую ручку перо, никто не советовал пробовать силы в поэзии – желание писать возникло у Баграта совершенно необъяснимым образом. Просто захотел и все: взял тетрадку и начал записывать народные песни, услышанные дома и у соседей. Учитель увидел и похвалил. 

 

Окрыленный Баграт  с удвоенным усердием продолжил штудии. Но и в школе сделали вывод: в 1930 году способного парня отправили учиться в Сухуми. В Абхазском педагогическом техникуме 14-летний Шинкуба записался в литературный кружок и начал искать свою собственную поэтическую дорогу. Парочку стихов тех ученических лет он включал потом в свои стихотворные сборники. К примеру, вот это:

 

Родимой земле благодарный, 
Крестьянин везет урожай,  – 

Арбе с кукурузой янтарной 

Торжественно путь уступай.

Вот шествует с поля корова, 

Неся, как корону, рога. 

И вымя набухшее снова 

Парного полно молока.

Мальчишка, ходивший учиться, 

Из школы бежит по траве, 

И больше уже на крупицу 

Познаний в его голове.

В душе ощущая волненье,
Невольно вопрос задаешь:
–  А ты, мое стихотворенье,
Что нового людям несешь?

(Перевод Я. Козловского)

 

Первые песни

 

Свою настоящую поэтическую биографию Баграт Шинкуба отсчитывал с 1935 года. В тот год студент Сухумского государственного педагогиче­ского института имени А. М. Горького впервые увидел свои стихи в печати. Но отдыхать на лаврах не стал: напротив, все больше думал, все упорнее работал, все настойчивее искал – свой почерк, свои темы. Родной язык и его специфика требовали особенных поэтических форм, и Шинкубе удалось найти свое, новое.  Книжка под названием «Первые песни», вышедшая в 1938-м, еще до диплома, подтвердила – родился новый поэт, которому есть что сказать.

 

Не спрaшивaй

Когда окно в закат на склоне дня 

Откроешь ты и у калитки сада 

Растерянного высмотришь меня, 

Вопросов едких задавать не надо.

Не спрашивай, кого так долго жду, 

Зачем стою под окнами без цели,
И не боюсь ли злых собак в саду, 

Которых, может, нет на самом деле.

Неужто же и впрямь моей тоски 

По-женски ты не чувствуешь?! Едва ли. 

Уж лучше бы и вправду на куски 

Меня собаки ваши разорвали.

У родника ловя в кувшин струю, 

Поймав мой взгляд, исполненный тоскою,
Не спрашивай, зачем я здесь стою, 

Не потерял ли что-нибудь такое?

Вода в твоем кувшине холодна,
Но я в ее целительность не верю, 

Сердечный жар не остудит она,—
Не предлагай же мне запить потерю.

Ты не заметишь сердца моего, 

Потерянного здесь, на горной тропке, 

Не спрашивай же лучше, для чего 

Стою и жду, растерянный и робкий.

(Перевод А. Межирова)

 

Баграт Шинкуба:

 

<<<  Баграт Шинкуба с женой Тамарой

 

Вместе с дипломом об окончании пединститута новоиспеченному специалисту вручили направление в аспирантуру Института языкознания Академии Наук Грузинской ССР. В 1945 году  он защитил диссертацию на тему «Именное словосложе­ние в абхазском языке».

 

Своим вкладом в победу Баграт Шинкуба считал патриотические стихи, и в их числе поэму "Меч",  где поэт, по его словам, "стремился создать образ непобедимого русского воина-освободителя". И после войны литература не сразу мобилизовала Шинкубу – были еще годы научной работы в Абхазском институте язы­ка, литературы и истории в Сухуми.

 

Он изучал абхазский фольклор, работал над вопросами словообразования  в абхаз­ском языке, создал учебник по аб­хазскому языку для начальных школ, соста­влял программы по родной литературе и хрестоматии. И продолжал писать стихи.

 

Пора тебе в дорогу

Вставай, мой стих, пора тебе в дорогу, 

Не все ж лежать без дела на столе. 

Нет, я к тебе не выйду на подмогу. 

Иди, шагая смело по земле!

Зачем ко мне ты жмешься? Как ребенок, 

За материнский держишься подол, 

Но, посмотри, ты вырос из пеленок. 

Хочу я, чтобы ты свой путь нашел.

Тебя снабдил я зорким, острым зреньем, 

В тебя вдохнул я часть своей души. 

Ты был строкой — и стал стихотвореньем, 

Ступай же, полной грудью ты дыши.

Такой снабдил тебя я точной речью, 

Что ты без переводчика пойдешь 

Всем бурям, всем опасностям навстречу 

И настоящий, верный путь найдешь.

Но если, сломлен трудною борьбою, 

Вернешься ты, потупив жалкий взгляд, 

Закрою двери я перед тобою, 

Бесславно возвратившимся назад!

Затем, что трус презрения достоин,
И если, в страхе бросив меч и щит,
Покинет поле битвы робкий воин,
Отец его не примет, не простит.

Не сторонясь великого боренья,
Оправдываясь: "Мне немного лет",  –
Не знает возраста стихотворенье,
Хоть обладает возрастом поэт.

(Перевод С. Липкина)

 

От стихов к эпическим полотнам

 

К концу 50-х годов выяснилось, что есть большой поэт, которому уже тесно в рамках малых форм – собственных стихов и переводов мировой классики на абхазский язык.  И Баграт Шинкуба начинает писать эпическое полотно: роман в стихах "Мои земляки" стал первым в абхазской поэзии произведением этого жанра.

 

Баграт Шинкуба:

Баграт Шинкуба и Шалва Инал-ипа (справа) с народным сказителем Махти Хагба в селении Ачандара

 

Примерно тогда же научная работа сменилась общественно-политической: Шинкубу избрали председателем Президиума Верховного Совета Абхазской АССР, и он оставался на этом посту два десятка лет. Но литература не отпустила. За первым романом в стихах последовал второй: в основу  "Песни о скале" легла народная песня о герое Хаджарате Кяхба.

 

Будет буря крушить вековые дубы, 
будут тучи – темнее, чем дым из трубы, 

будет снежный буран, будет страшный обвал, 

будут молнии с громом взрываться у скал,  –
но скале, что до неба достала плечом, 

и гроза нипочем, и обвал нипочем. 


И кому та скала колыбелью была, 

когда буря качала ее и трясла, 

кто под гул водопадов ресницы смыкал 

и в зарю на рассвете ладони макал,  – 

тот рожден на большие дела. Он – скала. 

И за это скале материнской хвала. 


Его ветры лихие не сдуют, как прах,  – 

врос в скалу он и вырос на этих ветрах. 

Оттого все на свете ему по плечу... 


Об одном из таких рассказать я хочу. 

Родом Кяхба, а имя его – Хаджарат. 

Полстолетья в народе о нем говорят. 

Но, мой добрый читатель, прошу, не спеши. 

Ведь годами я шел по тропинкам души 

и годами искал ту скалу среди скал  – 

всей надеждой, всей жизнью своею искал. 

Все бессонные ночи мои позади. 

Ну а что получилось, читатель,  – суди... 

(перевод Р. Казаковой)

 

Этот роман сделал Шинкубу еще и кинематографистом: в середине 70-х годов он написал по его мотивам сценарий, и фильм "Белый башлык" с успехом прошел по экранам страны.

 

"Последний из ушедших"

 

Памятник Баграту Шинкубе стоит сегодня на Набережной Мухаджиров в Сухуме. Правильнее места не найти: ведь Шинкуба написал знаменитейший роман "Последний из ушедших". В зрелые годы он начал писать прозу, и первый же роман стал ошеломляюще успешен.

 

Писатель предпослал ему эпиграф – абхазскую пословицу «Теряющий Родину –  теряет все». И пронзительно рассказал о трагедии убыхов, разделивших судьбу других мухаджиров после Кавказской войны. Прототипом главного героя стал живший в Турции Тевфик Эсенч, на могиле которого в 1992 году написали: «Здесь лежит Тевфик Эсенч, последний человек, знавший язык убыхов».

 

Баграт Шинкуба:

Убыхи в морском порте Самсун, 1864 год

 

Вышедший в 1974 году разом сделал Шинкубу классиком. "«Последний из ушедших»  – это книга, которая не поддается рецензированию, она сама находит путь к сердцу своего читателя",  – исключительно верно подметил Народный писатель Адыгеи Исхак Машбаш. В романе было и личное: "В 1878 году, в третью волну мухаджирства, мой дед был вывезен в Турцию, но вернулся в родовое село, где оставалось всего лишь 13 домов", – рассказывал Шинкуба.

 

Большой писательской удачей и заметным явлением литературы стал и роман "Рассеченный камень". В нем описаны родные края Баграта Васильевича. А место, где лежит огромный валун с трещиной посередине, так и называют: "Рассеченный камень". Издавна это место считают в Члоу святым и связывают все с тем же богатырем-героем Абрскилом. Легенда гласит, что он был так силен, что смог рассечь даже камень.

 

Горит очаг, и пламя вьется. 
Подбросить дров – не проворонь! 

Из рода в род передается 

Неугасающий огонь.
Хочу, чтоб все беречь умели 

Огонь, пришедший из веков, 

Чей отсвет лег на колыбели 

И на седины стариков.

(перевод Я. Козловского)

 

В музее Баграта Шинкубы в селе Члоу любознательному туристу покажут апацху – традиционный абхазский дом, в котором жил дедушка будущего классика, ткацкий станок его матери, музыкальные инструменты прежних лет,  старую арбу, каменные жернова для растирания аджики. И фото прежних лет, и потертый письменный стол – за ним написано многое из полного  собрания сочинений Шинкубы, шестой том которого увидел свет в 2008 году.

 

Баграт Шинкуба:

Баграт Шинкуба скончался в 2004 году на 88-ом году жизни и был похоронен в Сухуме в парке на Набережной Мухаджиров. В мае 2010 года здесь был установлен памятник поэту

 

Книги народного поэта Абхазии, Адыгеи и Кабардино-Балкарии не спрятаны на дальних полках – их сегодня читает адыгская молодежь. И ощущает прикосновение к истории, и обдумывает главные вопросы бытия.  Неугасающий огонь передается  – спасибо Баграту Шинкубе.

 

Автор: Нина Ахохова. Фото: planetguide.ru/АпсныПресс, dic.academic.ru

Фонд черкесской культуры «Адыги» им. Ю.Х. Калмыкова

 



 



сегодня
24 сентября 2017 года
 
В этот день
1993 г. – в России учреждена Комиссия по правам человека.
Родились:
991 г. – Ридада, легендарный князь касогов (черкесов).
1863 г. – Кильчуко Сижажев, певец, сочинитель и исполнитель адыгских народных песен.
1898 г. – Саид-паша аль-Муфти (Хабжоко), государственный и политический деятель Иорданского Хашимитского королевства, спикер парламента, премьер-министр, председатель Сената страны.
1948 г. – Руслан Семенов, кабардинский поэт, переводчик.
1961 г. – Аслан Карданов, кабардинский тележурналист.
Афиша
- Кто не постыдится сказать, тот и сделать не побоится
Вход для зарегистрированных пользователей
Забыли пароль?
вход
Регистрация