Черкесский лев Кавказской войны

Четверг, 29 мая 2014 г.
Просмотров: 36438
Подписаться на комментарии по RSS

Черкесский лев Кавказской войны

"Слышал я, что на правом фланге у шапсугов есть какой-то Казбич, удалец, который в красном бешмете разъезжает шажком под нашими выстрелами и превежливо раскланивается, когда пуля прожужжит близко; да вряд ли это тот самый!.."  Одной фразой хитрец Лермонтов и опровергает связь своего персонажа с реальным героем Кавказской войны, и намекает на нее. Литературоведы спорят, но одно несомненно: настоящий, живой предводитель шапсугов сыграл огромную роль в войне и произвел глубокое впечатление на современников.

 

Памятник в Афипсипе

 

В  центре аула Афипсип  Тахтамукайского района Адыгеи скоро появится новый памятник. Он будет воздвигнут  рядом с мемориалом в честь уроженцев села – участников Великой Отечественной войны, павших в борьбе с фашизмом, и это глубоко символично: родина чтит всех своих героев. А в том, что Кизбеч Шеретлуко – герой, не сомневается никто.

 

Тугужоко Кизбеч – человек-легенда, сам вошедший в народный фольклор. Адыгские предания и песни рассказывают о неустрашимости Кизбеча, о его любви к родной земле, о верности черкесским идеалам и щедрости. Такой памятник просто необходим, уверены адыги.

 

"Памятник станет олицетворением героического прошлого адыгского народа. Он призван напоминать подрастающему поколению о сложных и трагических моментах истории нашей республики, об объединяющем патриотическом духе и любви к родине",  –  утверждает известный общественный деятель, экс-министр культуры Адыгеи Газий Чемсо. Действительно, многим ли знакомо имя Кизбеча Шеретлуко?

 

 

«…Казбич был личностью необыкновенной, исключительной»

 

Полная луна – навершие его шлема, 

Его тетива никогда не срывается. 

Кизбеч на мечах биться любит, 

Пикой могучей врагов повергает, 

Войско огромное его устрашить не может. 


Хаджи Хуз-бек, Казбич, Кизбеч… разные источники называют предводителя шапсугских отрядов по-разному. Его отец, дворянин из рода Шеретлуко, имел земли в нынешнем Крымском районе Краснодарского края. Здесь, в  ауле Беаннеш, близ реки Адагум, что вливается в Кубань, и появился в 1777 году на свет один из семи сыновей Тугуза Ельмишевича, которого нарекли Кизбечем.

 

Черкесский лев Кавказской войны

Адыги. Художник Мухамед Хахандуков


Он с детства не отличался смиренным нравом, не утишило 19-летнего Кизбеча и тяжелое ранение, полученное в Бзиюкской битве шапсугов с бжедугами. Тугужоко Кизбеч тогда едва уцелел – метафорическое «не сносить тебе головы» чуть не стало реальностью. Но обошлось, и лишь глубокий шрам всю жизнь напоминал Кизбечу об этом сражении. Впрочем, эта рана не осталась единственной: к зрелым годам шрамам и рубцам на теле героя был утрачен счет.

 

«Даже среди черкесских головорезов и удальцов Казбич был личностью необыкновенной, исключительной. С самых юных лет он отличался поражающей неустрашимостью, соединенной с характером суровым, упрямым и грубым. Самая наружность его, огромный рост, громкий голос, дерзкие и грубые ухватки, казалось, созданы были для того, чтобы иметь неотразимое влияние на народ, для которого война была ремеслом. Бурная, беспечная, удалая жизнь среди битв и набегов отвечала его наружности. И там, где другие предводители должны были употреблять усилия, чтобы собрать несколько сот всадников, Казбич, который, однако, не славился ни особенным умом, ни красноречием и общительностью, мог во всякое время располагать целыми тысячами». 


Оценка тем более ценна, что сделана противником: процитированные строчки принадлежат перу Василия Александровича Потто, генерал-лейтенанта и военного историка, автора пятитомного труда «Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях». Абсолютная неустрашимость, отмеченная и в народной песне, крепость характера и железная воля создали вокруг Кизбеча Шеретлуко своеобразную ауру, которую обычно называют харизмой. 

 

 

Всегда готовый к подвигам

 

Муж, к подвигам всегда готовый. 

Раненых с поля боя выносит. 

Среди мужчин – он лев. 

 

Автор этой песни – им называют слепого Османа – нашел удивительно точные слова. Именно львом – Львом Черкесии, "The Lion of Circassia " назвал  Кизбеча Шеретлуко британский разведчик Джеймс Станислас Белл, три года проживший среди шапсугов, натухайцев и убыхов и знавший толк в настоящем адыгском характере.

 

Черкесский лев Кавказской войны

Кавказ. Партия черкесов, спускающихся с гор для набега. Литография В.Тима по рисунку Григория Гагарина

 

 

Львом называет Кизбеча и корреспондент лондонской газеты "Таймс" Джон А. Лонгворт, прибывший на Кавказ вместе с Беллом и проживший год среди черкесов. В своем дневнике он описал  Тугужоко Кизбеча так:

«Его оружием были лук, колчан со стрелами, дамасская сабля и стальная кольчуга, поблескивавшая на его груди под кафтаном. Его одежда была не богатой, но тщательно пригнанной по фигуре и совершенной. Его сафьяновые башмаки в особенности были очень хорошо пригнаны к его маленьким и изящным ступням. Однако в его облике, в зловещем спокойствии его рта и в диком блеске его пронзительных серых глаз было нечто такое, что без предварительного объяснения со стороны его соплеменников я бы мог принять его за льва».

 

И эпоха, конечно, не подкачала: все зрелые годы Кизбеча пришлись на Кавказскую войну. Не изучивший и азов военной науки, овладевший военным искусством по наитию и на практике, талантливый воин Кизбеч Шеретлуко противостоял образованным и обученным военачальникам и побеждал! То с 700 всадниками атакует 14-тысячный отряд и обратит его в бегство, то 900 его воинов победят  многие тысячи солдат противника и отобьют пленных из 9 аулов, то Кизбеч и в одиночку справится со стражей Николаевского форта и захватит так нужное ему оружие. В одном бою Кизбеч получил 7 ран! Но победил.

 

Черкесский лев Кавказской войны

Черкесская кавалерия. Гравюра О. Барнарда с рисунка Джеймса Станисласа Белла. Изд. 1840 г. в книге Белла "Journal of a Residence in Circassia during the Years 1837, 1838 and 1839".

 

Вновь выслушаем Василия Александровича Потто«Счастливые стечения обстоятельств, видимо, покровительствовали этому герою разбоев: предпринимал он набег – и набег удавался, хотел с ним соперничать другой – и терпел поражение. В конце концов, в народе сложилось суеверное представление, что Казбич своим присутствием приносит счастье в набеге. Как нарочно, калаусское поражение шапсугов должно было необыкновенно поднять тогда уже немолодого Казбича в мнении соплеменников и облечь его какой-то мистической загадочностью: он, только и живший боевыми тревогами, на этот раз не только сам отказался идти в набег, но по какому-то темному предчувствию горячо отговаривал и других. И теперь бесполезная гибель, и гибель позорная, тысячи двухсот человек, как бы на поругание брошенных в болото, в мутную воду, грудами, и лишенных покрова родной земли, – представлялась как бы следствием того, что не послушались Казбича».


 

Отвага и благородство

 

Пленных выкупает, 

Двое его сыновей орлам подобны, 

Князья адыгской земли мечтают увидить его, 

Слава о нем до русского царя доходит, 

Египетский царь ему приветствие шлет...

 

Черкесский лев Кавказской войны

<<<  «Возвращение с набега». С картины неизвестного художника

 

Песня, созданная, как уверяют при жизни героя, абсолютно правдива. Не одной лишь отвагой был известен прославленный Кизбеч, но и особенным горским благородством. Широкую известность получил эпизод 1834 года, когда Шеретлуко с войском в 1200 конных воинов столкнулся с малочисленным отрядом линейных казаков.

Исход стычки легко было предсказать, но восхищенный мужеством и решимостью казаков, Кизбеч… отвел часть войска. Сражались равные по числу силы, и шапсуги победили в честном бою.

 

И приветствие египетского царя – не легенда, а быль. Между сражениями, Кизбеч совершил хадж в Мекку, а по пути побывал в Египте. Хедив Египта звал его к себе в военачальники, но Шеретлуко отказался. И все посулы русских властей, мечтавших переманить предводителя шапсугских отрядов, Кизбеч с презрением отвергал. А сыновей, подобных орлам, отважный воин потерял – они погибли в боях за родину. Но и гибель их не смирила нрав старого воина, и об этом тоже рассказывает автор монументального труда «Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях»: 

«Чтобы докончить характеристику знаменитого шапсуга, необходимо сказать, что и впоследствии ни гибель сыновей, ни множество ран, ни старость не отучили Казбича от любимого ремесла – войны и набегов. Умер он, хотя в глубокой старости, но от раны, полученной в набеге в 1839 году, оставя по себе долгую память. Еще при жизни его была сложена у шапсугов песня, в которой подробно передавались его дела и подвиги, – явление необыкновенное при известной скромности черкесов».

 

 

И после смерти в памяти потомков

           

Черкесский лев Кавказской войны

<<<  Тугужоко Кизбеч Шеретлуко (Шэрэл1ыкъо Тыгъужъыкъо Къэзбэч) - военный предводитель черкесов в 1810— 1839 гг. Портрет работы Джеймса Белла

 

Высокий статный старик с бородой в белой чалме хаджи и черной черкеске держит лошадь в поводу – таким мы видим Кизбеча на известном рисунке Джеймса Белла. Ислам запрещает изображать людей, но Кизбеч разрешил нарисовать себя на бумаге. В этом портрете то самое зловещее спокойствие, описанное Лонгвортом, львиная стать и львиная отвага.

 

Трудно поверить, что этот человек любил пляски и был лучшим танцором лъапэрисэ на всем Западном Кавказе. И очень легко – что он скончался в старости не в постели, а от ран, полученных в боях. Такой герой и после смерти остается в памяти потомков, и об этом вновь свидетельствует  Василий Александрович Потто:

«Суровая личность Казбича так поразила воображение соплеменников, что в жарких сражениях с русскими он, долго спустя после смерти, не раз чудился черкесам на белом коне и в белой одежде; об этом существует, по крайней мере, множество рассказов...».

 

Река забвения действительно не приняла Кизбеча. И памятник в Афипсипе – законная дань доброй и долгой памяти об отважном герое, что беззаветно любил родину и отдал жизнь за эту любовь.

 

 

Автор: Нина Ахохова.

© Фонд черкесской культуры "Адыги" им. Ю.Х. Калмыкова



сегодня
20 августа 2017 года
 
В этот день
Родились:
1916 г. – Залимгери Шауцуков, государственный деятель, педагог, доктор с/х наук, профессор, заслуженный агроном РСФСР, министр с/х КБАССР (1953-1962).
1919 г. – Исуф Хакунов, черкесский писатель.
1921 г. – Нуриет Схакумидова, заслуженная артистка РФ, почетный гражданин г. Майкопа.
1929 г. – Казима Эркенова, народная артистка КБАССР.
1972 г. – Дыжын Чурей, докторант, исследователь литературы черкесского зарубежья.
Афиша
- Кто не постыдится сказать, тот и сделать не побоится
Вход для зарегистрированных пользователей
Забыли пароль?
вход
Регистрация