НЕЛЕГКОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ

Вторник, 28 августа 2012 г.
Просмотров: 25260
Подписаться на комментарии по RSS


НЕЛЕГКОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ










Сирийские эмигранты на Кубани: «Бежать пришлось ночью. Иначе убили бы...»

Бывшие жители Адыгеи возвращаются на историческую родину, откуда их родственники бежали десятилетия назад.




- Господи, как спокойно! - первое, что сказала сирийка Нуаль Дер, когда ступила на кубанскую землю. Вместе с мужем Фикратом женщина бросила огромный дом в центре Дамаска, работу, друзей и младшую дочь. Та вышла замуж, переехала с мужем в другой район города и последнее время ни с кем не выходила на связь. Боялась, что ее телефон прослушивают боевики, ведь до этого она часто обсуждала с родителями побег из Сирии. Но уехать вместе с родственниками девушка и ее супруг не смогли. Им не давали визу в российском консульстве.

 

С собой Нуаль взяла только документы, дорогие украшения, одежду и любимый арабский чай. Все уместилось в четыре чемодана...


- Мы не смогли поехать за дочерью - это опасно, - прячет глаза муж Нуаль Фикрат. - Да и она не смогла бы отправиться с нами - у нее не было документов на выезд из страны. А прийти к дочке попрощаться у нас не получилось. Она живет у другом конце города, куда идти опасно. Пули свистят над головой, так что лишний раз из дома лучше не высовываться. Может снять снайпер, попасть шальная пуля или задеть случайный осколок. Да и бандитов полно. Ночью в Дамаске постоянно раздаются выстрелы и взрывы, гранаты летят в окно. Мы боялись лечь спать.

 

Из-за гражданской войны, которая бушует сейчас в Сирии, вместе с Нуаль и Фикратом, предки которых жили в Адыгее, были вынуждены покинуть свои дома и перебраться в Краснодарский край еще 146 человек. На днях их встретили в Майкопе. Помочь своим бывшим землякам решили в Центре адаптации репатриантов Республики Адыгея. Ведь предки беженцев жили в тех местах всего 150 лет назад, лишь после Кавказской войны в 1864 году эмигрировав в Сирию - всего около 100 тысяч человек. Сначала обосновались на Голанских высотах, а в 1967 году, когда началась Арабо-израильская война, бежали в Дамаск.

 

Сейчас для тех, кто лишился всего, ищут жилье и работу. Более 20 человек уже расселили по квартирам, остальных пока приютили дальние родственники.


- За три месяца оформим им паспорта, регистрацию, - рассказывает директор центра Асхад Гучетль. - Еще организовываем бесплатные уроки русского языка, ведь большинство говорит только на арабском и адыгейском языках... Первое время всем беженцам будем помогать с деньгами на еду и вещи, с устройством на работу. Они могут трудиться в магазинах продавцами, на автомойках или в кафе на кухне.


- Вы наверняка думаете, откуда у нас деньги? - будто читает мои мысли Асхад. - Это уже историческая практика. Переселять земляков в наш регион стали еще с 1998 года, когда началась война в Косово. НАТО начало бомбить Югославию. В то время там проживали 22 адыгские семьи. Тогдашний президент Республики Адыгея Аслан Джаримов написал письмо президенту Борису Ельцину с просьбой помочь. Выделили деньги, и 1 августа того же года на историческую родину переселили 165 человек... С тех времен и пошло. Сейчас нам помогают разные благотворительные организации из Восточной Европы. Местные мечети тоже подсобили деньгами. А «косовские адыги» по сей день живут в ауле Мафехабль, где для них построили 22 трехэтажных дома.

 


НЕЛЕГКОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ

Рания, Тимаф и Зияд счастливы, что наконец-то могут спокойно засыпать
Фото: Андрей ГОРЕЛОВ

 


«СПЕЦЛУЖБАМ ПРИШЛОСЬ СКАЗАТЬ, ЧТО МЫ ПРОТИВ АСАДА»


Мы напросились в гости к новоиспеченным жителям Майкопа. Правда, пришлось взять с собой переводчика, потому что наше знание арабского исчерпывается «Ассаляму алейкум», а их знание русского ограничивается фразой «Добри тень».

 

Чета Дер пригласила нас осмотреть их нынешнее жилье - трехкомнатную квартиру.


- Это дом моего зятя, - говорит Фикрат Дер. - Несколько лет назад старшая дочка была тут в гостях у родственников, познакомилась с молодым человеком. Влюбились друг в друга, парень позвал ее замуж. С тех пор она живет тут. Говорит, что счастлива. Надеемся, что и у нас здесь начнется новая жизнь. В Сирии последние полтора года трудно было найти хорошую работу, подскочили цены. А уж когда война началась... Мы, откровенно говоря, еле на билеты в Россию наскребли - летели-то за свой счет. Такого страха натерпелись за последние недели...


- В наш дом даже врывались боевики с автоматами, - заплакала вдруг на плече у дочери Нуаль. - Сказали: «Если вы с нами - не тронем, а если с Асадом, нынешним президентом Сирии, - всех поперережем, а дом сожжем». Пришлось сказать, что мы против правительства. После мы поняли: это все! Быстро собрали вещи и поехали в аэропорт. Тем более что за несколько часов до этого нам позвонили из российского консульства и сказали, что виза готова и мы можем покинуть Сирию.

 

Пока мы разговаривали с семьей Дер, у старшей дочери Нуаль зазвонил мобильник.


- Мама, сестренка нашлась! - закричала девушка. - Она хочет с тобой поговорить!

 

Нуаль трясущимися руками схватила телефон, по щекам хлынули слезы.


- Доченька, родная, милая моя, слава Аллаху, ты жива, - рыдала в трубку женщина. - Приезжай к нам, тут так спокойно и тихо!

 

Немного успокоившись и выпив воды, Нуаль заулыбалась.


- Сказала, что с ней все хорошо, что они с мужем скоро к нам приедут. Им наконец-то выдали визу, - сказала женщина.



«За нами следят спецслужбы»


В следующем доме вовсю кипела работа - люди разбирали чемоданы. Первым из багажа вытащили Коран и положили на видное место - столик посреди скромно обставленной комнаты.


- Мы молимся об улучшении жизни постоянно, - говорит Зиад, уставшего вида мужчина с бородой и в черной рубашке. - В нашем роду приходится переезжать уже в третий раз. Сначала, почти 150 лет назад, бежали из Российской империи наши предки. Потом, в 1967-м, началась война между Израилем и Сирией, и моему деду с семьей пришлось уехать с Голанских высот в Дамаск. И вот теперь, спустя почти 50 лет, настал мой черед. В Сирии я работал имамом в местном храме. Рано утром уходил в мечеть, поздно возвращался. Но, несмотря на это, мне моя работа очень нравилась. Я помогал людям, ко мне часто приходили за советом. В молитве мы проводили много времени. Я часто выходил из мечети и любовался городом. Когда смотрел на бегающих по улице детей, стариков, читающих книги на лавочках и торговцев арбузами, казалось, что такая размеренная жизнь будет у нас всегда. Все разрушила эта страшная война. Она лишила нас пищи, крова. Я видел, как одна женщина сидела на скамейке, прижав к груди ребенка лет пяти, который плакал от голода. Хотел ей помочь, но нам самим нечего было есть. К ней подошел мужчина, достал из сумки хлеб, отломил кусок и протянул несчастной. Она набросилась на него и хотела было уже съесть, но передумала и все без остатка отдала ребенку. Только после этого малыш успокоился.

 

Выходить на улицу было страшно. Над головой летали бутылки с зажигательной смесью, ходили люди с автоматами и гранатами. Если им кто-то не нравился - одет был не так или посмотрел косо - могли поколотить и кинуть куда-нибудь в яму умирать. А ухоженные ранее улочки превратились в развалины. На месте клумб с цветами - горы мусора. Аккуратно выкрашенные дома почернели от гари.


- Мы вздрагивали по ночам от каждого шороха, боялись, что к нам придут боевики и убьют, - продолжает Зиад. - Я готов был сделать все, чтобы моя семья больше не испытывала этого ужаса, но не мог! Поэтому, когда позвонили из посольства и сказали, чтобы мы собирали вещи и готовились к отъезду, мы радовались, как дети! Но бежать из города могли только ночью. Днем нас бы убили, увидев с сумками. Когда мы на своей машине ехали по Дамаску в аэропорт, в городе было непривычно тихо и темно, как у черта за пазухой. Мы шарахались от каждого звука и не могли поверить в то, что нашим мучениям скоро придет конец. Нам казалось, что нас остановят боевики и расстреляют нас.


- Я работала учителем в начальной школе, а тут даже не представляю, что делать, - кивает головой его жена Тимаф. - Про войну я боюсь рассказывать. За нами могут следить спецслужбы Сирии, они отслеживают чуть ли не каждого жителя, прослушивают телефонные разговоры. Мы до сих пор очень боимся. У нас в Дамаске остались родственники - они не могут уехать из-за проблем с документами. Надеюсь, что власти все-таки помогут им бежать оттуда, иначе я не смогу спокойно спать. Каждую ночь мне снится разрушенный Дамаск, как мы с родственниками убегаем из него...

 

 

УПРОЩЕННАЯ ВИЗА


Только для тех, кто захочет уехать в Сибирь


- По туристической визе человек обязан будет покинуть Россию через месяц, по гостевой - через три, - говорит председатель республиканского комитета Адыгеи по делам национальностей, связям с соотечественниками и СМИ Аскер Шхалахов. - А получить постоянную непросто. Подтвердить гражданство тоже сложно - никакой упрощенной схемы для сирийцев нет, она действует только для желающих переехать из Адыгеи в Сибирь или на Дальний Восток. А что им там делать? Ведь родные и знакомые у них тут. Поэтому переселенцам приходится каждые три месяца выезжать на границу с Абхазией, чтобы получить заветный штамп в паспорте, а потом снова возвращаться в Адыгею. Так они продлевают гостевую визу еще на три месяца. 



Егор КУЗНЕЦОВ, Андрей ГОРЕЛОВ.

«Комсомольская правда».


 



сегодня
18 ноября 2017 года
 
В этот день
ВСЕМИРНЫЙ ДЕНЬ ИММИГРАНТА
Родились:
1928 г. – Рашад Туганов, доктор исторических наук, заслуженный деятель науки КБР.
1937 г. – Нурбий Багов, адыгейский писатель, заслуженный работник культуры РА.
1943 г. – Аслан Нехай, адыгейский композитор, заслуженный деятель искусств РФ, КБР, РА, Кубани, лауреат Госпремии РА.
1958 г. – Хамидбий Урусбиев, заслуженный экономист РФ, управляющий Кабардино-Балкарским отделением Сбербанка России.
1968 г. – Марина Елканова, кабардинская тележурналистка.
Афиша
- Кто не постыдится сказать, тот и сделать не побоится
Вход для зарегистрированных пользователей
Забыли пароль?
вход
Регистрация