ХАГОНДОКОВЫ. Фамильный мотив

Понедельник, 28 октября 2013 г.
Просмотров: 24124
Подписаться на комментарии по RSS


ХАГУНДОКОВЫ. Фамильный мотив

Дрозды парка лицея Гоша в Версале даже годы спустя насвистывали фамильный мотив адыгского рода Хагондоковых. Об этом в фильме Жансурат Зекорей "Черкешенки не умирают"  рассказывает Владимир Хагондоков. Согласимся с ним: это удивительно красивая, но и драматическая история. Железной рукой истории кабардинский род был выдернут из родной почвы, Кавказская война прибила его к российским берегам, революция отправила в дальние странствия к берегам чужим. Он пророс и укрепился во Франции:  именно там  окончили свои дни генерал Константин Хагондоков и его знаменитая дочь, героиня Франции Ирэн дю Люар.

 

КОРНИ РОДА…

 

Хагандоков, Хагондоков, Хогондоков, Хагундоков – сегодня пишут и говорят по-разному: кабардинская орфография сложно передается  русскими буквами. Чаще всего теперь пишут "Хагондоков", хотя и в фамилиях  ныне живущих потомков рода встречаются разночтения. 

 

Первого известного нам Хагондокова звали Зурабом, и происходил он из кабардинских узденей. И он, и его сын Измаил, выпускник Александровского кадетского корпуса для малолетних в Царском Селе и Павловского кадетского корпуса активно воевали с Шамилем и усмиряли непокорных горцев,  поскольку, по обычаю образованной адыгской знати, сделали ставку на Россию. О том, как происходило усмирение, нам рассказал сам Исмаил Хагундоков: журнал "Военный сборник" за 1867 год опубликовал его статью "Из записок черкеса":

"В 1862 году мне довелось посетить Кавказ. Целью моей поездки было свидание с моими родными, которых я не видал лет пятнадцать, т.е. со дня поступления в кадетский корпус. Мне хотелось также побывать в экспедициях с каким-либо из отрядов, действовавших на правом крыле Кавказа, в земле воинственного черкесского племени абадзехов".

 

Текст выдает несомненное литературное дарование Исмаила:

"Ни одно племя горцев не могло сравниться в храбрости, ловкости и лихости наездничества с теми обществами кабардинцев, которые, именуясь хаджиратами, живут на Кубани, обеих Зеленчуках, Урупе, Лабе, Ходзе и в других местах правого крыла Кавказа. Это не те изнеженные кабардинцы, которые сохранили в наездничестве одну только манерность. Наши оказали изумительное уменье ловко владеть оружием: только в момент решительного столкновения с противником выхватывали они винтовки, а до того стремительно налетали на абадзехов, чтобы сшибить их с коня. Для хаджиратов седло тот же мягкий диван, на котором они располагаются так удобно и так грациозно".

 

По-адыгски привязанный к родным и тепло описывающий "наших" Исмаил Зурабович был, тем не менее, вынужден принять православие с именем Николай, поскольку женился на русской дворянке. В  1871 году Александра Ивановна произвела на свет первенца, Эдыджа, которого окрестили Константином. Ему досталось немного отцовской опеки: Измаил-Николай Хагундоков воевал в Русско-турецкой войне, был ранен под Шипкой и скончался через два года после той войны. Но память об отце сын будет хранить свято, и младшего из трех своих сыновей назовет его именем.

 

 

КОНСТАНТИН НИКОЛАЕВИЧ…

 

ХАГУНДОКОВЫ. Фамильный мотив

<<  Те самые памятные доски. Вверху золотыми буквами выбито "Хогондоков Константин"

 

Когда в Военно-космической Академии имени А.Ф. Можайского в Санкт-Петербурге шел ремонт, рабочие обнаружили кусок беломраморной доски с буквами.

 

Выяснилось, что на памятную доску, прежде находившуюся в вестибюле парадного входа, занесены фамилии выпускников 2-го Кадетского корпуса,  отличившихся в русско-японскую войну. Сверху золотыми буквами по мрамору  выбито: "Хогондоков Константин".

 

Еще в конце 50-х годов жители Сен-Женевьев-де Буа, рядом со знаменитым кладбищем встречали высокого прямого старика. Его издалека приветствовали – в маленьком городке  уважали русского генерала. А водитель автобуса, что курсировал до Парижа,  специально делал крюк, чтобы довезти пожилого Константина Николаевича до самого дома.

 

Почет и уважение радовали, но и ранили душу старого военного, больно напоминая об оставленной родине, где ему не причиталось почестей. Большевики отреклись от старого мира – мира русского офицера Константина Хагундокова, где он жил и совершал подвиги.

 

Рано оставшись сиротой, Константин-Эдыдж двинулся по военной стезе предков. Из школы для раненых и убитых родителей он вышел во 2-й Кадетский корпус (тот самый, золотом по мрамору почтивший его заслуги в войнах), а оттуда во 2-е Константиновское училище. Выпущенный подпоручиком артиллерии Константин Хагундоков отправился на первое в жизни место службы: в 7-ю крепостную артиллерийскую бригаду в Свеаборге (нынче это финская Суоменлинна). Но там не задержался: волею российского Генерального штаба молодые офицеры не засиживались на одном месте.

 

Из Свеаборга в Асхабад, оттуда в охранную стражу на КВЖД – сначала командиром конвоя, а как произвели в штабс-капитаны, командиром конной сотни, а потом и конно-горной батареи. Служба в Китае расцветила его мундир первой наградой: медалью "За поход в Китай 1900-1901 гг".

 

Потом награды стали прибавляться так, что к революции парадный мундир трудно было поднять: орден Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом, Святого Станислава 3-й степени с мечами, Святого Станислава 2-й степени с мечами,  Святой Анны 4-й степени с надписью "За храбрость", Святой Анны 2-й степени с мечами, Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом, Святого Георгия 4-й степени, Святого Владимира 3-й степени, Святой Анны 1-й степени с мечами и Святого Станислава 1-й степени с мечами.

 

ХАГУНДОКОВЫ. Фамильный мотив

 

<< Константин Николаевич Хагондоков с супругой Елизаветой Эмильевной, в девичестве Бредовой

 

<<  Он был кабардинский аристократ, поручик, она – генеральская дочь. Невеста Константина Николаевича Елизавета Эмильевна Бредова происходила из почтенной дворянской семьи русского военного инженера Эмиля Бредова, немца по рождению. Обвенчались.

 

Пошли дети: сперва одни девочки: Нина, Галина-Эльмесхан (будущая Ирэн дю Люар), Артемия, Александра, Тамара.

 

После Русско-японской войны отважный воин дождался и продолжателей рода Хагундоковых. Первый сын, к несчастью, умер, но Елизавета Эмильевна утешила мужа тремя мальчиками подряд.

 

Крестным среднего, Георгия, стал, как утверждают, сам государь-император. С легкой руки  Николая II Георгий Константинович прожил очень долгую жизнь и скончался в Париже 95 лет от роду в 2003 году.

 

Но до XXI века еще сто лет. А Константин Николаевич продолжает делать стремительную и блестящую военную карьеру. Из Китая он возвращается в Свеаборг, а оттуда уезжает в Санкт-Петербург в Николаевскую академию Генерального штаба.

 

В 1904 года он заканчивает двухгодичное обучение по первому разряду, но вместо дополнительного курса отправляется на Русско-японскую войну "с правом по окончании боевых действий вновь поступить без экзаменов на дополнительный курс".

 

В конном отряде генерала Павла Ивановича Мищенко Константин Николаевич воюет так геройски, что командир не раз представляет его к наградам и желает продолжать совместную службу после войны. Не успел  подполковник Хагундоков, окончив академию, обустроиться на штабной работе, как пришло письмо от бывшего начальника.

 

ХАГУНДОКОВЫ. Фамильный мотив

Офицеры Туркменского конно-иррегулярного дивизиона. В центре – Константин Хагондоков.

 

Вспоминает сын генерала:

"Эпистола генерала была краткой: "Если Вы предпочитаете кресло Генерального Штаба, то я Вас не узнаю! Если Вы приедете ко мне, то я дам Вам командовать туркменским дивизионом, где Вы сможете проявить себя". Мой отец оставил Генеральный Штаб и уехал к Мищенко, который в то время командовал Туркестанским военным округом. Не став штабным любимцем, он был щедро вознагражден любовью к нему войск. Однако прежде было напутствие генерала Мищенко: "Я Вам даю людей, а Вы из них сделайте солдат!". И он сделал из них солдат: Туркменский дивизион, позже переформированный в полк, имел в России репутацию одного из лучших воинских подразделений...".

 

Из Туркменистана уже полковником Хагундоков отправится в Забайкалье – командиром 1-го Читинского полка Забайкальского казачьего войска. Оттуда обратно в Туркестанский военный округ – командовать 1-м Семиреченским  казачьим полком.  В промежутке Хагундоков представлял Кабарду на торжествах по случаю 300-летия династии Романовых. С императорской семьей его связывали некие неформальные отношения – недаром же царь крестил его сына.

 

В январе 1914 полковник Хагундоков вышел в отставку с мундиром и пенсией, но через полгода мир взорвала Первая мировая война, и он вернулся к службе.

Опытнейшего и храбрейшего Константина Николаевича назначили командиром 2-й бригады в прославленной Кавказской туземной конной дивизии, которую привычно называют "Дикой".

 

Удивительно, что именно 2-й: Кабардинский конный полк входил в 1-ю бригаду, Черкесский  полк – в 3-ю. Константину Николаевичу выпало командовать бригадой, которая состояла из Татарского конного полка и Чеченского конного полка. Кавалеристы ценили своего командира и даже сложили о нем песню:

 

Всегда ж чеченцев вёл к победе
Наш командир из Кабарды,
И в нашей дружеской беседе
К нему всегда – ала-верды.

 

ХАГУНДОКОВЫ. Фамильный мотив

Группа чинов штаба 2-го кавалерийского корпуса. В центре - начальник штаба генерал-майор Константин Хагондоков и командир корпуса генерал-лейтенант Георгий Раух.

 

В январе 1916 года генерал-майора Хагундокова назначили военным губернатором Амурской области и наказным атаманом Амурского казачьего войска. Быть бы ему и военным губернатором Петрограда, да царица воспротивилась: будто бы Константин Николаевич дурно отзывался о Распутине. Временное правительство высоко оценит опыт и заслуги генерала Хагундокова и назначит его командующим Приамурским военным округом.

 

Революция прогнала Константина Николаевича со службы, но и в родовом Кармове (ныне Каменомост) он не нашел покоя. Вместе с семьей и старыми сослуживцами он обрел новый дом во Франции. И долгие-долгие годы будет дышать вольным воздухом, густо настоянном на ностальгии.

 

"Это была вечная ностальгия: все разговоры возвращались к России, к Кавказу. Это изгнание было как открытая рана, которая никогда не переставала истекать кровью, – рассказывала режиссеру Жансурат Зекорей правнучка Константина Николаевича, Элизабет Хагондокофф-Манастерски.  – Когда наша семья собиралась вместе, мы пели старинные кавказские и русские песни. Потому, что для нас Кавказ был как сердце, которое всегда кровоточило".

 

Генерал, однако, не терял бодрости духа и чувства юмора. Уже в глубокой старости он отверг предложение опереться на спину сослуживца, поднимаясь по лестнице: "Я генерал, а генералы не взбираются на ослов".


 

ЭЛЬМЕСХАН-ГАЛИ-ИРЭН…

 

"Тетя была  в семье чем-то вроде иконы. Она одна стоила всех трех сыновей генерала," – продолжает рассказывать Элизабет Хагондокофф-Манастерски. Биография ее двоюродной бабушки – готовый сюжет для героического кино.

 

Урожденную Эльмесхан Хагундокову крестили Галиной, а дома звали Гали. Сама себя она называла отчего-то Лейлой. Выпускница Смольного института благородных девиц стремительно повзрослела в Первую мировую войну, когда поступила медсестрой в кисловодский госпиталь: генерал Хагундоков отослал семью на Кавказ, подальше от войны. Там в разгар революции Эльмесхан Хагундокова вопреки воле отца стала Гали Баженовой. Ее избранник выписался из госпиталя и отправился воевать с красными, Гали осталась в Кисловодске – ждать родов.

 

На Гражданской войне Николая Баженова тяжело ранили в голову, но он выжил и вернулся к жене с новорожденным сыном, названным в его честь и в память деда-кабардинца Николаем. Через Новороссийск и Константинополь старшие и младшие Хагундоковы выехали в Париж, а Эльмесхан-Гали с мужим и крошечным сыном  отправилась в Шанхай, где Николай нашел работу. Там они расстанутся: характер Баженова после ранения сделается несносным. А Эльмесхан-Лейла отправится через полмира в Париж, чтобы стать там кавказской гурией – украшением Дома моды Шанель.

 

ХАГУНДОКОВЫ. Фамильный мотив ХАГУНДОКОВЫ. Фамильный мотив ХАГУНДОКОВЫ. Фамильный мотив

 

Лицо обворожительной блондинки украсит обложки журналов, а руки станут добиваться лучшие женихи Парижа. Она выбрала аристократа Ладисласа дю Люара, будущего политика, сенатора, приняла католичество и имя Ирэн и прожила с графом до самой его кончины. В мире и согласии, но не в покое: деятельная Ирэн дю Люар воевала в трех войнах! Началось с войны в Испании: именно тогда графиня впервые развернула передвижной хирургический госпиталь.

 

ХАГУНДОКОВЫ. Фамильный мотив ХАГУНДОКОВЫ. Фамильный мотив

 

Госпиталь мадам дю Люар спас тысячи жизни и во Вторую мировую войну, он был развернут у самой линии фронта сначала на театре военных действий в Африке, потом в кровопролитнейшей битве при Монте-Кассино. А после войны и трагической потери единственного сына – он умер от болезни в 1954 – Ирэн дю Люар находит в себе силы основать реабилитационный центр в Алжире. 

 

ХАГУНДОКОВЫ. Фамильный мотив ХАГУНДОКОВЫ. Фамильный мотив

Ирэн дю Люар - единственная женщина, которую отпевали  в Соборе Инвалидов в Париже. 

 

До самой смерти крестная мать 1-го кавалерийского полка Иностранного легиона опекала и нежила своих подопечных, а они отвечали ей горячей любовью. Кавалера Ордена Почетного Легиона и еще нескольких престижнейших французских орденов отпевали в 1987 году в соборе Дома Инвалидов – единственную пока из женщин. Героиней Франции стала кабардинка, всегда помнившая о своих корнях. "Мне хорошо с теми, кто вырос в горах", – рассказывала Ирэн дю Люар друзьям.

 

 

СЛЕДУЮЩИЕ ПОКОЛЕНИЯ…

 

ХАГУНДОКОВЫ. Фамильный мотив

ХАГУНДОКОВЫ. Фамильный мотив

Часовня-склеп на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа. Место последнего упокоения великой француженки, великой кабардинки. Веселая и строгая, благородная и отважная – такой осталась Эльмисхан Хагондокова-Гали Баженова-Ирэн дю Люар в памяти двух народов

 

Когда-то Ирэн дю Люар купила у семьи Орловых часовню-склеп на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа. Там упокоился ее сын, Николай Баженов, ее мать Елизавета Хагундокова, ее отец, генерал Хагундоков и она сама. Все дети генерала прожили достойную жизнь, воевали во Вторую мировую войну, Измаил работал инженером в фирме IBM.

 

Нынче во Франции живет третье, четвертое, пятое поколение, если считать от  генерала Константина Николаевича. Уже не все эти потомки знают русский язык, и все же…  Дрозды парка лицея Гоша в Версале, где учились внуки генерала, до сих пор насвистывают фамильный мотив адыгского рода Хагундоковых!

 

Автор: Ольга Дерико.

Фото: Витольд Муратов, журнал «Русский очевидец»/ igor.hagondokoff.perso.sfr.fr/ pvu1863.ucoz.ru/ rus.ruvr.ru/ fr.wikimedia.org

          

 

 

 



сегодня
24 февраля 2018 года
 
В этот день
Родились:
1909 г. – Абдуллах Охтов, черкесский писатель.
1915 г. – Мухамед Шхагапсоев, кабардинский драматург, заслуженный артист РФ.
1942 г. – Борис Алчагиров, доктор физико-математических наук, профессор КБГУ, заслуженный деятель науки КБР.
1950 г. – Тембулат Эркенов, государственный деятель, предприниматель, меценат, доктор экономических наук, академик ПАНИ.
1973 г. – Мустафа Дагдалан (Мыщэ), тур. спортсмен черкесского происхождения, двукратный чемпион Европы, чемпион мира по таэквондо.
Все новости
Дорогие друзья! До концерта "Выпусник…
Дорогие друзья! Рады сообщить вам,…
Дорогие участники второго стипендиального конкурса…
О творчестве, о любимых книгах,…
Афиша
- Крупный дождь долго не идёт
Вход для зарегистрированных пользователей
Забыли пароль?
вход
Регистрация