КАБАРДА ВСЕГДА БЫЛА ЗАКОНОДАТЕЛЬНИЦЕЙ МОД

Вторник, 12 ноября 2013 г.
Просмотров: 23611
Подписаться на комментарии по RSS


МАДИНА ХАЦУКОВА. Костюмы далеких предков












Мадина Хацукова - модельер, дизайнер, историк черкесского костюма из Кабардино-Балкарии. На днях она принимала участие в съемках программы «Мусульманин» на РТР, которая выйдет в эфир 22 ноября. Мы пригласили Хацукову в Фонд «Адыги» и попросили рассказать о национальном костюме адыгов и о том, как создается одежда, которую по праву можно считать произведением искусства.

 

Начало...

 

Наше дело мы начинали с моей старшей сестрой. Она в профессии давно, работала и портным, и закройщицей. Я же в свое время не знала, чем хочу заниматься, чего ожидаю от жизни. Так сложилось, что успешно закончила химико-биологический факультет КБГУ и аспирантуру. И тут все эти перемены: «перестройка», времена стали меняться. «Ты – сама молодая и четко осознаешь, чем ты хочешь заниматься». Положила диплом родителям на стол, и в начале 90-х открыла с сестрой свое дело.

 

 

Помощь...

 

Я никогда никого ни о чем не просила. Хотелось бы, чтобы народные традиционные промыслы, которые сегодня, можно сказать, находятся на грани исчезновения, начали возрождаться. Мне есть что рассказать, что передать, чему научить. Наглядный пример любви к своему искусству ярко демонстрируют в Дагестане. В Кабардино-Балкарии, Осетии, Адыгее, Карачаево-Черкесии претворяют в жизнь государственные программы развития декоративно-прикладного творчества.

 

В нашей Кабардино-Балкарии очень много мастеров высокого уровня. Это мастера, работающие и в «ювелирке», и в обработке металла, а также с войлоком, занимаются вязаньем и шитьем. Таких мастеров, как в КБР, очень мало в России и в мире. У нас очень высокий уровень мастерства, в котором гармонично сочетаются традиции и творчество. Я бы с удовольствием передавала опыт детям и подросткам. Все средства, которые выручаю от заказов сценических костюмов, я снова вкладываю в работу, в сохранение традиции  национального костюма. 

 

 

Творчество...

 

Вся одежда, которую мы создаем, выполнена в традиционной технике, с использованием старинного кроя, технологий, золотого шитья. В основе – образцы 18 века, за более древние образцы мы еще не принимались, но это было бы интересно. Знания черпаем в музеях, хотя платья с золотым шитьем - это большая редкость даже для музейных экспозиций. Например, в Адыгее остались только два платья, но на их очень мало вышивки. Дело в том, что и в старину такая одежда не была массовой, выполнить наряд в полном комплекте – с нарукавниками, кафтанчиком, шапочкой – было дорогостоящей и трудоемкой работой.

 

Если брать историю русского национального костюма, то его традиционные элементы были народными. Иначе у нас – наш национальный костюм берет свое начало из одежды для знати. Мы занимаемся исследованиями, которые помогают глубже понять культуру наших предков, почувствовать эту чистоту и красоту, мы прибегаем к сохранившимся свидетельствам тех времен – это гравюры, рисунки, литература наших авторов и тех, кто побывал на Кавказе. Анализируем, сравниваем полученную информацию, чтобы потом воспроизвести в эскизах с большей долей вероятности.

 

МАДИНА ХАЦУКОВА. Костюмы далеких предков

Костюм знатного черкеса

Черкеска. Шерстяная ткань, галун, кожа, сутаж.
Рубаха. Хлопок, сутаж.
Шапка. Бархат, галун, басонное плетение.


Костюм знатной черкешенки

Платье. Парча, галун, 
Рубаха. Шелковая ткань, галун.
Кафтанчик. Бархат, галун, басонные украшения.
Шапочка. Бархат, галун, басонное плетение.

ЗНАТНЫЙ ЧЕРКЕС И ЧЕРКЕШЕНКА. По рисунку "Знатные черкесы" из альбома П. С. Палласа (1741-1811г.г.). В роли Знатной черкешенки – Данита Даурова. Знатный черкес – Казбек Балкаров

 

Несмотря на то, что на дворе уже 21 век, настоящий национальный костюм не может быть сшит в короткие сроки. Это ручная работа сродни созданию настоящего произведения искусства. У нас есть платья, которые мы делали в течение полутора лет. И это при том, что к процессу создания наряда привлекаются несколько специалистов. Это и златошвея, и те, кто плетет тесьму, ткет галуны,  и те, кто эти элементы потом обшивает. Делаем мы и веер, и шапочку…

 

Само платье нужно покроить, сшить. Затем на него крепятся подготовленные элементы украшения. Получается, что не менее пяти мастеров трудятся и каждый – по своему направлению. Один человек такой костюм делал бы не менее трех лет. При этом он должен владеть в совершенстве сразу несколькими видами ремесла.

 

Нельзя не сказать и про аксессуары. Это работа для ювелиров, а своих у нас нет. Поэтому, когда принимаем свадебный заказ на настоящее традиционное золотое шитье, то объясняем, что пояс и нагрудник в таком наряде обязательны. Тогда люди или покупают старинные вещи, или заказывают мастеру. Есть такой мастер – ювелир, который делал нагрудники – Залим Тумов. Отдельная история – оружие. Есть несколько мастеров, которые владеют такими знаниями и умениями, отправляем заказчика к ним.   

 

МАДИНА ХАЦУКОВА. Костюмы далеких предков

 

<<<  КАБАРДИНЕЦ. По рисунку "Кабардинец" из альбома Г. Гагарина "Костюмы Кавказа". Париж, ок.1840г.

В роли кабардинца – Заур Кожев.

 

Творческий процесс для нас начинается с подбора тканей. Если выдается возможность, выезжаю в Италию.  Для пошива черкесского мужского костюма очень хороша плотная тонкая шерсть, на башлыки идет ткань из верблюжьей шерсти. Для платьев нужен качественный бархат на шелковой основе, шелк натуральный, парча, другие ткани.

 

Признаюсь, что для традиционной одежды не так сложно подбирать ткани, как для сценической. Чтобы костюм смотрелся на сцене, нужен особый подход мастера к особенностям каждого материала, цветовой гамме…

 

Изучали мы этот вопрос на образцах, которые много-много лет назад шили для ансамбля «Кабардинка» в мастерских Мариинского театра. Пришли к выводу, что каждый раз крой должен быть индивидуальным, ведь костюм должен не только давать зрителю представление о нашей культуре, но и не мешать артисту работать на сцене, быть удобным для движения.

 

И, тем не менее, с каждым артистом мы при каждом новом заказе обсуждаем особенности его костюма, какой вариант кроя будет соответствовать рисунку его танца, учитываем его мнение, пожелания, даем свои профессиональные советы, убеждаем.

 

Конечно, только мастер может понять то вдохновение, с которым я приступаю к работе, когда есть бюджет, который позволяет подобрать хорошую  ткань, гарнитуру, украшения.  Сейчас такой  заказ поступил от ансамбля «Вайнах» - будем шить 40 башлыков 4 разных видов. И я заказала итальянскую шерсть, очень хорошего качества…

 

Для меня такое счастье осознавать, что дождалась момента, когда я буду работать с такой высококачественной тканью; представляю, как такая одежда будет смотреться со сцены, сколько восхищения и радости доставит мой труд людям. А когда приходится из 60-рублевого габардина шить… Такой результат не может устраивать мастера.

 

Признаться честно, меня расстраивает представление молодежи о национальном костюме, оно достаточно смазано. Заказывая платье, высказывают пожелание, чтобы его стиль был «а-ля Европа». Но для нас, мастеров, не секрет, что женский костюм содержит целую систему знаков  символов, каждый элемент – и кроя, и вышивки, и накладного украшения – имеет свой смысл. Без этого  платье является всего лишь красивой одеждой, но не более того.

 

Что касается мужского костюма – любят заказывать белые бурки. А ведь у кабардинцев человек незнатного происхождения не мог их носить. По той же черкеске князя от простолюдина нельзя было отличить. Князь, возвращаясь, к примеру, из похода, мог подарить черкеску тому, кто ниже его по социальному положению, человеку нуждающемуся. А вот, повторю, по бурке, чувякам красного цвета определялась принадлежность к высшему обществу. Так и у девушек – обувь, шапочка красного цвета свидетельствовали о том, что перед вами представительница высшего сословия.

 

Не стоит забывать, что Кабарда была законодательницей мод на Кавказе. При этом подход к одежде в разных регионах отличался. Западные адыги привнесли в мужской костюм много украшений, например, черкески украшали галунами, и вообще любили одеться наряднее. А кабардинцы, напротив, одевались проще, отдавали предпочтение удобству одежды, ее добротности, прочности. И совсем не желали щеголять.

 

 

Будущее...

 

Я готова принимать участие в любых фестивалях, выставках, показах – и на федеральном, и на региональном уровнях – с одной только целью:  рассказать о национальном костюме как можно большему количеству людей.

 

Да, мне предлагали читать лекции в университете, учить основам рукоделия маленьких девочек в школе. Но смогу ли? Я привыкла: если делать, то от начала до конца, основательно и с высоким качеством. Но для преподавательской работы в том виде, в котором она мне предлагается, времени не хватает. Все, кто приходит ко мне работать, не имеют опыта работы с национальной одеждой, поэтому необходимо сначала обучить их, ведь дело не ждет.

 

Моя мечта создать такую школу, как в давние времена: только мастер и его подмастерье, когда обучение проходит в процессе работы. Мастер показывает – подмастерье выполняет и видит, что сделала своими собственными руками.

 

Если девочкам с самого раннего детства прививать такие умения, это много качеств развивает в ребенке: он учится наблюдать, повторять, пытается соответствовать высоким требованиям профессии, начинает осмысливать работу, себя в этом мире, сам мир.

 

МАДИНА ХАЦУКОВА. Костюмы далеких предков

Детский костюм западных адыгов


Кафтанчик. Бархат, декоративная тесьма.
Рубаха, шаровары.  Шелк.
Шапочка.  Бархат, галун.


Девичий костюм западных адыгов

Платье, рубаха, шаровары.Шелк. Кафтанчик. Бархат. Шапочка.  Бархат, галун

 ДЕВОЧКА И ДЕВУШКА ИЗ ЗАПАДНЫХ АДЫГОВ. По рисункам: "Черкешенка" из кн. Эд. Спенсера "Путешествия на Западный Кавказ". 1838г. "Черкешенки" из кн. Дж. Белла "Дневник пребывания в Черкесии". 1837-1839 г.г. В оформлении использованы гравюры из иллюстрированного журнала "Gleason's pictorial drawing room companion". 1854г.

В роли Девочки из западных адыгов - Александра Белгорокова. Девушка из западных адыгов - Юлия Гукежева.

 

Моя дочка пошла в первый класс, и я вижу в ней то, что меня радует – желание шить и желание учиться этому делу. И уже есть первые результаты – своими руками две фетровые сумочки сшила. Сейчас учимся вязать. Она готова не сидеть за компьютером, не играть в эти бездушные игры. Главное, чтобы я находила время сесть рядом с ней, помочь, подсказать, ободрить, если что-то не получается сразу.

 

И, знаете, меня ведь многие просят: возьми детей, научи… Но, к сожалению, мне некуда их привести, нет такого помещения, где много свободы, пространства для детей. Класса в обычной школе будет мало, и, самое важное, на мой взляд: там не создать такую атмосферу индивидуального комфорта, атмосферу мастерской, где мастер, передавая опыт, вкладывает в ребенка не только профессиональные знания, но и зарождает уважение к традиции, учит понимать культуру своего народа.

 

Сегодня есть молодые швеи, мастерицы, которые обладают уникальной способностью – создавать произведения искусства. К этой работе лежит их душа. Но, оказывается, в современном мире этого мало. От кого они будут получать заказ, кто будет вознаграждать их за труд? Как они будут, говоря прямо, продвигать результаты, продавать их? К сожалению, на эти вопросы действительность пока не дает ответа.

 

 

Записывала Елена Гудзовская. Иллюстрации: Журнал "Горец". Реконструкция памяти. Фото: Жанна Шогенова

 

 



сегодня
26 июля 2017 года
 
В этот день
Родились:
1936 г. – Олег Опрышко, писатель, историк-архивист, заслуженный работник культуры КБР.
1943 г. – Четин Онер (Гъуэгул1), турецкий актер театра и кино, сценарист, писатель, видный деятель черкесского зарубежья.
1946 г. – Анатолий Бицуев, поэт, заслуженный работник культуры КБР.
1954 г. – Алик Карданов, государственный и политический деятель, председатель Правительства КЧР (2000-2003, 2005-2007).
Афиша
- Лучше иметь умного врага, чем глупого друга
Вход для зарегистрированных пользователей
Забыли пароль?
вход
Регистрация